: : Мегалайнерам : :
: : Скачать с внешки : :
: : Игры онлайн : :
: : Разное : :
: : От 18 и старше : :
: : Скачать бесплатно : :
: : Радио и ТВ : :
Радио мегалайнерам

ТВ мегалайнерам
: : Отвлекемся : :

Играть игру War Machine

Гонки на смерть!

: : Партнеры : :

Обратная связь Связь с администрацией

: : Популярное : :
: : SMS на Beeline : :

Отправить смс

Номер телефона
Ваше сообщение


Kод:
Код
: : Последние комментарии : :
Бесплатный трафик для мегалайнеров

4 июля ДЕНЬ ГАРИБАЛЬДИ

4 июля ДЕНЬ ГАРИБАЛЬДИ

 


В истории случаются моменты, когда острейшие проблемы, стоящие перед той или иной страной, решаются в результате появления человека, как  бы воплощающего в себе совесть народа и облагораживающего своей светлой личностью массовое движение.
Таким человеком для Италии середины XIX в. можно по праву назвать Джузеппе Гарибальди.

Родился он 4 июля 1807 г. в Ницце в семье моряка. С юных лет ему был уготован жизненный путь отца — дорога в море. Уже подростком Джузеппе стал юнгой на торговом судне, побывал во многих портах, в том числе в Одессе.
А время на юге Европы было бурное. Мрак, опустившийся над Европой после Венского конгресса, был прорезан вспышками революций в Испании, Португалии, Неаполе, Пьемонте. Девять лет шла освободительная борьба против турецкого ига в Греции. Молодой Гарибальди, проходя водами Эгейского моря, мечтал присоединиться к греческим повстанцам. В самой Италии для него как будто бы не было дела.


Всё изменила случайная встреча на юге России, в Таганроге, куда Гарибальди приплыл, став уже капитаном небольшого торгового корабля, за партией зерна. В небольшом портовом кабачке незнакомый итальянец агитировал соотечественников вступать в освободительное общество “Молодая Италия”. Деятельность этого общества, вероятно, знакома многим нашим читателям по роману Этель Лилиан Войнич “Овод”. “Молодая Италия” была основана в 1831 г. группой итальянских революционеров-демократов во главе с Джузеппе Мадзини. В отличие от движения передовых дворян — карбонариев в предшествующие годы “Молодую Италию” составляли люди, которых в России назвали бы “разночинцами”. Общество вело борьбу за демократическую и единую Итальянскую республику, против австрийского господства и папской власти. Многие революционеры всё ещё надеялись достичь перемен в стране с помощью заговоров и даже одиночных выступлений. Другие пытались развернуть агитацию в народе.


26-летний Гарибальди понял, что нашёл своё дело. После встречи с Мадзини в Марселе он принимает участие в подготовке вооружённого выступления в Генуе и использует в этих целях корабль “Эвридика”. Но в феврале 1834 г. замысел его соратников был раскрыт, многие арестованы, а сам Гарибальди через Ниццу перебрался на территорию Франции, чудом избежав ареста. Заочно его приговорили к смертной казни.


Летом 1835 г. во Франции вспыхнула эпидемия холеры, и Гарибальди отправился туда, где людям нужна была помощь: в Марселе он выполнял работу санитара. Вскоре на корабле Гарибальди вторым помощником капитана отплыл в Рио-де-Жанейро. Начался бурный латиноамериканский период его жизни (опять напрашивается параллель с судьбой Овода из романа Войнич). В Бразилии, Уругвае, Аргентине было много итальянских эмигрантов, в среде которых оказался Джузеппе. Некоторое время Гарибальди всецело отдаёт себя ремеслу моряка. Он даже совершает плавание в далёкий китайский порт Макао. Но постепенно он начинает помогать повстанцам на юге Бразилии, ведущим борьбу против власти императора и рабства. Флагманом партизан становится его судно, названное “Мадзини”. Сражения, бегство в Аргентину по реке Ла-Плата, командование флотилией республики Рау-Гранди, буря, арест... пытки в застенках диктатора Росаса. Друзья добились его освобождения. И вновь — партизанский отряд в Бразилии. В Бразилии Гарибальди встретил свою будущую супругу — Аниту. Она стала неразлучной спутницей героя, сражалась вместе с ним, стойко переносила все лишения. Вскоре родился сын — Менотти.


В 1841 г. повстанцы потерпели серьёзное поражение. Гарибальди пришлось поселиться в Уругвае. Но и здесь он предложил свои услуги в качестве бойца против войск Росаса, пытавшихся захватить маленькую соседнюю страну. Он сражался на море и на суше, организовал итальянский легион и с честью расквитался со своим бывшим обидчиком-диктатором. Для уругвайцев он стал живой легендой. Известия о блестящем полководце дошли и до Европы. Итальянский народ уже стал связывать его имя с надеждами на лучшие времена. В свою очередь, Гарибальди знал, что на его родине растёт недовольство иностранным господством. В конце 1847 г., услышав об амнистии, он отплыл в Европу с женой, тремя сыновьями и своим легионом в полном составе.
Когда корабль вошёл в Средиземное море, в разных странах Европы грянула буря революций 1848 г. Известие о начале народных выступлений в Неаполитанском королевстве придало гарибальдийцам огромное воодушевление. Один из бойцов, Кочелли, сочинил боевой гимн:

Разверзлись могилы, и мёртвые встали, И наши страдальцы пред нами предстали, Венчанные лавром, как некогда в жизни, С любовью к отчизне в горячей груди. Восстань же! Восстань же, о юность народа! Неси наше знамя под ветром свободы...

В родной Ницце Гарибальди был встречен с ликованием. Но в столице Сардинского королевства (Пьемонта) Турине король Карл-Альберт принял его весьма холодно. Король опасался массового народного движения. После поражения регулярной сардинской армии под Кустоццей Гарибальди начал партизанскую войну. Осенью 1848 г. он появился в Центральной Италии, пытаясь пробиться к осаждённой Венеции, но тут началось восстание в Риме, и полководец повернул свои отряды туда. Однако римские власти, несмотря на чрезвычайную популярность народного героя, не спешили доверять ему и не допустили, чтобы он полностью разбил французский корпус, направленный Луи Наполеоном на помощь Папе, так как рассчитывали на примирение с Францией. В результате французы, подтянув свежие силы, взяли Рим в июле 1849 г. При этом героический неравный бой с ними вели только гарибальдийцы... Оставалась ещё Венеция, к которой вновь начал продвигаться Гарибальди. Но силы его бойцов были истощены. Всего 200 повстанцев дошли по горам до Сан-Марино. Спустившись к морю, разместились в лодках. Ночью последовала атака австрийцев. На берег Гарибальди вынес смертельно раненную Аниту. Смерть горячо любимой, преданной ему жены была для него тяжелейшим ударом.
Всё, казалось, было кончено. В августе пала Венеция. Ценой моря крови в Италии были восстановлены прежние границы и порядки. Самого Гарибальди поспешили арестовать власти Сардинского королевства, где он укрылся, но под давлением общественности освободили и выслали за границу.
На некоторое время Гарибальди отдаляется от политики. Он совершает новые морские плавания: в Перу, Китай, Новую Зеландию, кругосветное путешествие. В Лондоне он вновь встречается с Мадзини и итальянской революционной эмиграцией. Какое-то время Гарибальди надеется на объединение страны с помощью дипломатической активности Пьемонта, где с программой реформ выступил премьер граф Камилло Кавур. В союзе с Францией, которой были тут же отданы Савойя и Ницца, родина Гарибальди, Пьемонт начал войну с Австрией за её итальянские владения.
Новый отряд Гарибальди был специально отправлен на самый тяжёлый участок боёв. Видя, что инициатива от регулярных войск переходит к гарибальдийцам, Кавур попытался “обезвредить” своих политических соперников. Было спровоцировано поражение войск под командованием Гарибальди (единственное!). Путём искусных интриг Сардинское королевство объединило под своей короной север страны, а республиканцы и люди из низов оказались не у дел.


Мадзини стремился подготовить восстание своих сторонников в Неаполитанском королевстве. Вооружённое выступление было намечено на начало апреля 1860 г. на Сицилии. Гарибальди получил приглашение возглавить экспедицию помощи повстанцам. Долгое время с Сицилии в Геную, где собралась тысяча бойцов, приходили тревожные вести — восстание началось неудачно. Но вот крестьяне стали захватывать помещичьи усадьбы.
“Едем!” — сказал Гарибальди. И 6 мая “Тысяча” бойцов-гарибальдийцев на двух кораблях отплыла на юг. Через пять дней бойцы, одетые в красные рубашки, высадились в порту Марсала под оркестр и звон колоколов. Сразу же народный вождь добился ликвидации декретами революционного правительства наиболее тяжёлых налогов и раздачи помещичьей земли крестьянам. К “Тысяче” присоединились- крестьянские отряды. 14 мая 25-тысячная армия неаполитанских Бурбонов встретилась с восставшими у городка Калатафими. Это была самая удивительная победа Гарибальди. С лёгким оружием бойцы врезались в части противника с криками: “Да здравствует Гарибальди!”. Всё выше и выше вздымалось их знамя, переходя из рук в руки. Впереди был главнокомандующий. В панике противник бежал. При полном моральном превосходстве бойцы-гарибальдийцы вступили в Палермо. В июле восставшие заняли весь остров. Почти не встречая сопротивления, за 18 дней Гарибальди совершил путь из Калабрии в Неаполь и триумфально вступил в южную столицу. Королевская армия капитулировала, её солдаты отдавали честь победителям. Народное ликование было небывалым. Неграмотные крестьяне и ремесленники уверовали в то, что Гарибальди — Христос.


Поход 1860 г. способствовал необычайной популярности Гарибальди в Европе. В его войска стекались добровольцы из разных стран — французы, немцы, поляки, венгры, русские. Адъютантом Гарибальди был русский учёный-географ Л. И. Мечников. Но будучи человеком гениального общественного чутья, Гарибальди не был профессиональным политиком. И при первых же попытках Кавура забрать власть в Южной Италии он уступил. Объявив о передаче власти в Неаполе Виктору-Эммануилу, Гарибальди двинулся с войсками на Рим, где сохранял власть Папа, одержал новую победу — при Вольтурно. Но в обход Рима папские владения уже занимали пьемонтские войска. Властям Пьемонта вовсе не нужна была ликвидация помещичьего землевладения (они искали поддержки дворян Юга) и перспектива установления республики. 26 сентября севернее Неаполя произошла встреча Гарибальди с Виктором-Эммануилом. Несколько сот гарибальдийцев приветствовали короля. Тот пожал Гарибальди руку и объявил добровольческие войска распущенными. Напрасно Гарибальди просил оставить ему на год управление занятыми им территориями — король был непреклонен. Полководец был отправлен на остров Капрера, где Гарибальди ранее купил земельный участок. От титулов и наград полководец отказался. Фактически это было почётной ссылкой. Провозглашение единого Итальянского королевства в марте 1861 г. прошло уже без человека, который был душой объединения страны. Плодами его труда воспользовались другие люди: расчётливые, осторожные и беспринципные... “Это совсем не та Италия, за которую я боролся всю мою жизнь!” — говорил Гарибальди.
Впрочем, энергия и жажда справедливости ещё возвращали его в “строй”. В 1862 г. Гарибальди попытался возглавить выступление против Рима, был встречен пьемонтскими войсками и ранен, потому что не хотел стрелять в своих. Его вновь арестовали, но выпустили, так как голос в защиту подняли все передовые люди в Европе, Вылечил Гарибальди видный русский учёный-хирург Н. И. Пирогов, приехавший к нему. Потом Гарибальди командовал войсками во время новой войны с Австрией за Венецию в 1866 г. и, наконец, взял в 1870 г. Рим — так завершилось объединение страны. После этого неутомимый ветеран освободительных движений прибывает во Францию и защищает вместе со своими сыновьями от прусских войск Дижон. Он горячо поддержал Парижскую коммуну, а его сын Менотти стал депутатом Совета коммуны.


Последние годы жизни Гарибальди были нелёгкими и печальными; неудачный второй брак, смерть многих соратников, отчуждённость от королевской Италии. Но в его скромном доме часто бывали многие приверженцы демократических, революционных взглядов. Умер Джузеппе Гарибальди 2 июня 1882 г.
Конечно, это лишь немногое из того, что можно рассказать о Гарибальди. Будучи самоучкой и практиком, а не теоретиком освободительного движения (такую роль в Италии сыграл Мадзини), он стал, однако, одной из самых замечательных фигур в мировом революционном движении конца XIX в.
Александр Герцен познакомился с Гарибальди во время его приездов в Лондон и способствовал однажды его примирению с Мадзини. Николай Добролюбов был в Италии вскоре после событий 1860 г. и высоко оценил борца за объединение страны. Алексей Горький, живший уже в другое время, вспоминал, как вошёл в его жизнь Гарибальди: “В первый раз я услышал это великое имя, когда мне было 13 лет. Я служил тогда кухонным мальчишкой на пассажирском пароходе... Кто сидя, кто стоя слушал рассказ одного пассажира: "Звали его Джузеппе, по-нашему Осип, а фамилия его была Гарибальди. Великая у него была душа. И кликнул он клич по всей стране: "Братья, свобода выше и лучше жизни! Подымайтесь все на борьбу с врагом и будем биться, пока не одолеем!". И все послушались его, потому что видели, что он скорее трижды умрёт, чем поддастся. Все пошли за ним и победили...”.



Похожие новости (возможно здесь есть то, что Вам нужно):